Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница

— Что ты думаешь насчет Адама для младенца А? — спросила Сара. — И Брэдли для младенца Б?

— Я думаю, они подходят. — Авроре нравились имена вроде Коди и Тревиса. И Зэйн. Зэйн — отличное имя.

— Подходят? Я хотела бы, чтобы имена не просто подходили. Адам — второе имя моего отца, а Брэдли — девичья фамилия матери. Таким образом я смогу отделить А от Б.

Аврора посмотрела на маленькую круглую головку и на ручку, похожую на звездочку. Брэдли? Разве он похож на Брэдли? Ей он казался просто младенцем, но, когда она смотрела, она воображала, как он растет, ходит и смеется и в один прекрасный день выйдет Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница в большой мир.

— Мне нравится Брэдли, — согласилась она. — И Адам. Мне нравятся оба имени.

— В самом деле? — Сара положила уснувшего младенца в колыбельку. И улыбнулась ему. — Еще два часа, и мне придется повторить это снова.

— Когда они станут старше, — попросила Аврора, — не рассказывайте им, что они плакали.

Сара все еще улыбалась.

— Я не жалуюсь, в самом деле. Я не раздражаюсь. На самом деле я люблю все это. Странно, да?

— Нет.

Аврора вышла и принесла свой подарок.

— Я сделала это для вас, — сказала она, чувствуя некоторое смущение. — Для вас и вашей семьи.

Глаза Сары просияли, когда она развернула бумагу. Минуту она смотрела, а Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница затем воскликнула:

— Аврора, это прекрасно! Ты фантастический художник. — Она изучала рисунок, как умеют делать только художники, отмечая точность рисунка и качество света и даже то, как работа оправлена в рамку. Затем она поставила рисунок на каминную полку. — Это сокровище, — заявила Сара. — Я буду думать о тебе всякий раз, как буду на него смотреть.

— Итак, что случилось между вами и моим папой? — выпалила вдруг Аврора. Она ничего не могла с собой поделать. Этот вопрос таился в глубине ее сознания все время, пока она была здесь.

И теперь, когда она спросила, она следила за тем, какой эффект это произвело на Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница Сару. Ее кожа пошла пятнами, и, может быть, она даже немного вспотела.

— Почему ты думаешь, что что-то случилось? — спросила она Аврору.

— Я не знаю. Но вы, ребята, действуете очень похоже друг на друга.

— Мы друзья. Я не могу этого объяснить. — Сара коснулась кончиками пальцев своих губ почти бессознательным жестом. Когда она заметила, что Аврора смотрит на нее, она положила руки на колени.

— Просто друзья? — настаивала Аврора.

— Ты задавала этот вопрос своему папе?



— Он дал мне тот же ответ.

— Он сказал, что мы друзья?

— Он не слишком много рассуждает о таких вещах. Вот почему я спрашиваю вас Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница. Однако и вы тоже ничего мне не говорите.

— Это потому, что у меня нет ответов. Дорогая, я даже не знаю, который сейчас час и надела ли я туфлю на правую ногу. Анализировать мои отношения с твоим отцом сейчас не лучшая идея. Ты меня понимаешь?

«Нет, не понимаю», — думала Аврора, но она знала, что не получит от Сары ответа, во всяком случае не сегодня.

Часть шестая

В три месяца близнецы блестяще прошли осмотр. Казалось странной жестокостью наградить их прекрасные показатели уколом в бедро, но именно это они и получили.

— Приступим с благоговением, — сказал педиатр. Он уже дал каждому младенцу по капельке Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница тайленола [13], просто из предосторожности. — Вы готовы, мамочка?

Сара погладила головку Адама, прикусила губу и кивнула. Он был в неведении о том, что ему предстоит, он фыркал и ворковал, его вполне можно было размещать на плакате педиатрического здоровья. Затем последовал быстрый холодящий мазок стерильной хлопковой ватки и укол иглы.

Одно мгновение все было тихо. Потрясающие голубые глаза Адама широко раскрылись, и его рот сложился в безупречное «О» ошеломленной агонии. Затем последовала продолжительная задержка дыхания — ответ на боль, такую искреннюю, что его маленький язычок задрожал. Его боль едва ли не бросила Сару на колени.

— Прости меня, — взмолилась она. — Прости меня. Прости, прости.

Брэдли присоединился Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница к брату, потому что так было всегда. Когда один плакал, второй делал то же самое. Однако, когда подошла его очередь делать прививку, он побил рекорд брата по чудовищному крику. К тому времени, как все было кончено, Сара была готова попросить себе валиум. Затем крик прекратился, так же быстро, как и начался. Мальчики лежали в своих переносках, слезы бежали по пылающим щекам, пустышки ходили туда-сюда.

— Так всегда с младенцами, — сказал доктор. — В ту же минуту, как боль проходит, проходят и слезы. Если бы со всеми людьми было так, мир был бы более счастливым.

Помощница педиатра напомнила Саре Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница, что она должна привести детей на следующую прививку, и она записала это как минимум три раза, так чтобы, когда она вернется домой, у нее были напоминания в трех местах — в календаре, на входной двери и на дверце холодильника. Она была почти уверена, что не забудет.

Она в эти дни почти все забывает, думала она, устраивая детей на сиденье автомобиля и направляясь домой. Она никогда не помнила, какой сегодня день, или ингредиенты в денверском омлете, или номер своей социальной безопасности. Тогда почему она не может забыть тот день в больнице, когда Уилл пришел к ней? Она могла прокручивать этот Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница день в голове, словно кинофильм, кадр за кадром, останавливаясь, чтобы изучить каждый момент. Поцелуй, который заставил каждый нерв вспыхнуть жизнью. И еще слова, словно она их только что услышала: «Я влюблен в тебя».

Это было безумием. Он должен был знать это. Он должен был знать, что она не позволит себе влюбиться в него.

Нельзя, только что разлюбив одного человека, влюбиться в другого посреди развода. Она не должна была позволить этому случиться. Это просто результат ее страха и одиночества, разве не так?

Ход истинной любви не следует предсказанному образцу. Это словно беременность, когда каждый следующий шаг происходит согласно некоему предустановленному биологическому плану Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница. И даже тогда, когда план выполняется как по нотам, все равно остается место для сюрпризов.

Она положила пальцы на рулевое колесо. Когда она впервые сняла обручальное кольцо и платиновый перстень с желтым бриллиантом, которое Джек подарил ей на помолвку, его призраки оставались с ней еще долгие месяцы. Ее палец был бледным и сморщенным на том месте, где было кольцо Джека. На то, чтобы избавиться от следа, ушла вся беременность, дополненная отеками. Она гадала, сколько потребуется времени, чтобы исцелить отметину на ее сердце, и сможет ли она когда-нибудь жить полной жизнью.

Она то и дело натыкалась на Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница Уилла — на фермерском рынке, в кофейне, на детском пляже, тонкой полоске песка у бухты, окруженном высокими арками деревьев городского парка. В таком месте невозможно было уклониться от встречи, и, кроме того, несмотря на то что ей больно было встречаться с ним, его дружба значила для нее все. Они разговаривали об Авроре, о работе и о детях, о жизни, о смехе и боли и обо всем, что было у них на сердце.

Но они больше не говорили о любви или о будущем. Время влюбляться — это время, когда ты эмоционально готов и свободен от забот, когда не имеет значения, в котором часу ты приходишь Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница домой или как поздно ты встанешь на следующий день. Когда ты проводишь часы и часы глядя в глаза другого и еще больше времени занимаясь любовью, когда никто тебе не мешает.

«Если тебе нужно идеальное время, чтобы влюбиться, — говорил ее внутренний голос, который был подозрительно похож на голос Лулу, — имей в виду, ты его не дождешься».

Иногда, когда Сара думала о своей жизни, она хотела бы, чтобы встреча с Джеком никогда не случилась. В конце концов это оказалось слишком болезненно. Но если бы она не вышла за него замуж, у нее никогда не было бы детей. Джек подарил ей Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница чудо, и она всегда будет благодарна ему за этот дар. Они были настолько близки ей, поистине частью ее, что она с трудом могла вспомнить жизнь без них. Хотя люди клялись, что невозможно их отличить друг от друга, Сара могла сделать это с закрытыми глазами. Брэдли был эмоциональным, он таял в ее руках и прижимался к ней, словно теплая одежда. Адам любил смотреть на мир, его круглые глаза сияли и его челюсть работала, когда он сосал палец, даже в таком юном возрасте он был, казалось, внимателен к деталям.

Она доехала до дому и минутку посидела в машине, не рискуя Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница разбудить своих спящих сыновей. Она чувствовала себя не очень хорошо, может быть из-за душевной травмы, полученной во время прививки, или потому, что сегодня утром, проверяя свой банковский счет, она обнаружила, что ежемесячные выплаты Джека на поддержку супруги и детей пришли как по часам — минута в минуту. Это не должно было бы ее расстраивать, но расстроило. У ее детей был банковский депозит вместо отца.

Она избавится от плохого настроения через минуту, сказала она себе. Все обожали ее, говорили, как она хорошо поступила, изменив свою жизнь. Она избежала плохого брака, пережила трудную беременность и еще более трудные роды и Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница теперь растила близнецов сама, занимаясь своей работой. Она была словно те женщины, о которых читаешь в книгах и газетных статьях, которые умудряются сделать все это. То же, чего не объясняли книги, — огромная личная цена, которую нужно было заплатить за все это. Сон, нормальная психика, чувство своей значимости. Первые несколько недель бабушка и тетя Мэй по очереди проводили с ней время. Ла Нелл, Вив и Джуди являлись с приготовленной едой и продукцией своих садов. Ее отец предложил доставку молока с одной из местных ферм. Она была окружена друзьями, избалована и окружена заботой.

Однако постепенно ей пришлось научиться, как справляться со всем Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница самой. Была одна вещь, которую она усвоила, — ты не должен торопиться, когда у тебя на руках младенцы-близнецы. Даже переход из автомобиля в дом был почти путешествием. Дни, когда она носилась с сумкой, ключами и пакетами из магазина в руках, не подготовили ее к этой реальности. Но теперь она привыкла делать по несколько ходок, когда ей нужно было перенести в дом детей, сумку с памперсами и одеждой, пакеты с покупками из бакалеи, сумочку и себя саму. Она делала это по заведенному порядку. Оставляла детей в машине и отпирала дверь, таща на себе столько сумок и одежды, сколько могла удержать Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница в руках. Дверь открывалась. Она кричала на Фрэнни, чтобы та оставалась внутри и не выбегала на улицу, разувалась. Осторожно распеленывая детей по очереди, она бережно клала их в колыбельки, где они могли проспать лишних полчаса. Если ей очень, очень везло, они дремали до тех пор, пока она не вносила все в дом и даже иногда успевала просмотреть почту. В последнее время она стала позволять себе судить обо всем. Она была словно исполнитель в цирке «Де Солей».

Однако хватало единственной оплошности, чтобы разрушить тщательно подготовленный план. Когда такие оплошности случались сплошь и рядом, она выкручивалась, как могла. В этот день Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница телефон начал звонить как раз в тот момент, когда она распеленывала Адама. Она давно уже научилась не спешить к телефону. Если это что-то важное, звонящий оставит сообщение на автоответчике, и она перезвонит. Однако настойчивый звонок телефона, отражающийся от оконных стекол, встревожил ее настолько, что она поторопилась распеленать сына и вытащить сумку из «мини». Каким-то образом она умудрилась толкнуть ребенка. Он проснулся с криком.

Она заметила, что место укола, заклеенное пластырем, посинело и распухло. О боже, подумала она. У него реакция на прививку. Все ужасные вещи, которые она читала об иммунитете, одновременно пришли в голову и напугали ее. Она должна Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница войти в дом и сразу же позвонить доктору.

Ухватив переноску, она извернулась и захлопнула дверцу автомобиля. Она уже готова была рвануться в дом, когда ее осенило.

Игнисекунда, подумала она. Как наносекунда, чтобы осознать, что, когда она захлопывала дверцу машины, ключи остались в зажигании. И что двери на автоматическом замке, противоугонном устройстве, которое она забыла отключить.

«Ха, — подумала она. — Я к этому готова». У нее был второй ключ от машины, припрятанный внутри кухонного шкафчика, как раз для этих целей. Она рванулась внутрь, уложила переноску с Адамом, схватила ключ и бросилась к двери, остановившись, чтобы успокоить Адама, — звук ее голоса Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница только заставил его еще сильнее разрыдаться. В машине на улице Брэдли, вероятно встревожившись, завопил в ответ. Она умудрилась уронить ключ в щель на ступеньках крыльца.

Она знала, что ее дети вырастут и узнают больше ругательств, чем моряк в притче. Она упала на колени, чтобы вытащить ключ, только чтобы обнаружить, что она не сможет дотянуться до него. Она побежала к машине и попыталась открыть дверцу, просто на всякий случай. Лицо Брэдли было красным от ярости. Она почувствовала, что должна что-то сделать — что-нибудь. Бросить кирпич в окно? Нет. Она не была уверена, что стекло небьющееся.

Ее накрыла паника, она понимала Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница, что у нее нет безопасного способа достать ребенка. Прежде чем она решила, что делать, ее пальцы уже набирали 911.

Через двадцать бесконечных минут, которые Сара провела в агонии, появился Уилл Боннер, словно Капитан Америка [14], открыл дверь, в руках у него было что-то вроде манжеты для измерения кровяного давления. В мгновение ока он открыл замок. Когда он повернулся к ней с ребенком на руках, которому не причинили никакого вреда, Сара почувствовала, что у нее подгибаются колени.

— Давай войдем в дом и присядем, — предложил Уилл.

Сара кивнула и последовала за ним в дом, где Адам теперь мирно дремал Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница в своей переноске.

— Это не воспаление, — сказал Уилл, указывая на след от укола. — Во всяком случае, мне так не кажется.

— Я думаю, это мое воображение воспалилось. — Сара сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь восстановить самообладание.

Брэдли выглядел удивительно спокойным в руках Уилла. В свою очередь, Уилл выглядел удивительно спокойным, держа ребенка.

Когда она посмотрела на них, ей захотелось заплакать. Ее немного шокировало, как быстро меняются ее эмоции. Уязвленная, она схватила салфетку и прижала ее к лицу.

— Прости, — сказала она.

— Не извиняйся, каждый на твоем месте был бы охвачен паникой. — Он положил Брэдли в колыбельку, его движения были уверенными и осторожными Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница.

Стоя в дверях, Сара ожидала рева протеста, но ребенок был уложен в колыбельку, медленно моргнул и затем закрыл глаза.

— Ты хорошо справляешься с младенцами.

— В самом деле? — Уилл ухмыльнулся. — У меня не особенно много опыта, но маленькие дети — это несложно. Сложности начинаются позже, примерно в седьмом классе.

Он взял Сару за руку и повел ее к софе. Они несколько минут сидели в молчании, потом он сказал:

— Ну, Сара. Что мы делаем?

— Я не уверена, что понимаю, о чем ты спрашиваешь. — Но на самом деле она была уверена, что понимает. Она точно знала, о чем он спрашивает. И он заслуживал Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница объяснения. Она еще раз глубоко вздохнула. — Я в первый раз в своей жизни учусь стоять на собственных ногах. До сегодняшнего дня обо мне заботились — сначала моя семья, потом Джек и его семья. Не то чтобы я была просто маленькой женщиной, но я никогда не знала, как жить одной. И пришло время этому научиться.

— Что ты пытаешься доказать?

— Я должна знать, что я могу это сделать. Это трудно, но, может быть, именно это мне необходимо доказать самой себе. Жизнь нелегка. И не предполагается, что будет легко. Это не так плохо. Когда было легко, я проводила целые дни как во сне Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница, притворяясь, что все хорошо. Я проснулась, чтобы столкнуться с грубой реальностью, но одновременно это то, что спасло меня.

Он вслушивался в ее слова и молчал.

— Я люблю тебя, Сара. — В его голосе не было радости, когда он произносил это. — Я не знаю, когда это случилось, но думаю, что это началось в ту ночь, когда Фрэнни родила щенков.

Она смотрела на него, не дыша, не зная, что сказать.

— Так что я какое-то время уже об этом знаю, — сказал Уилл, — но я отступал, дал тебе пространство, чтобы ты могла справиться со всем этим. — Он жестом обвел рукой комнату.

Она задрожала от его Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница слов. Она уже была готова вернуть их ему. «Я люблю тебя тоже». И почувствовала боль в груди.

— О, Уилл. Я никогда не думала обманывать тебя или заставить тебя думать… — Она остановилась, пытаясь найти слова, но в ней все еще было так много боли и смущения. Все было так, как она боялась. — Ты нужен мне как друг, Уилл…

— Мне жаль тебя разочаровывать, но мы не сможем остановиться. Мы уже прошли критическую точку в своих отношениях.

Она слышала честность и страсть в его словах.

— Я не разочарована.

— Сара, я долго ждал, что ты мне позвонишь. Не жди, пока это превратится Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница в проблему. Просто позвони.

— Не думаю, что я должна делать это, — сказала она. В ее голове голос Ширил ворчал: «Как ты себя чувствуешь, девочка? Это Уилл Боннер, которого ты отвергаешь. Ты в своем уме?»

— Послушай, — заторопилась она. — Если бы дело было только во мне и в тебе, все было бы иначе. Мы достаточно взрослые, чтобы знать, что мы делаем. Достаточно взрослые, чтобы исцелить разбитое сердце. Но подумай о детях — об Авроре и о мальчиках. Если мы ошибемся или что-нибудь напортачим, ты и я будем единственными виновниками их бед.

— Почему ты так убеждена, что мы что-то напортачим? — спросил он Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница.

— Я только хочу сказать, что нечестно по отношению к детям так рисковать. Не сейчас, во всяком случае. — Она с треском открыла дверь.

— Когда? — настаивал он. — На следующей неделе? Через месяц? Ты всегда сможешь найти себе извинение.

— Это не извинение, — возразила она.

— Хорошо. Позвони мне, когда ты справишься с сомнениями.

— Уилл, — сказала она. — Я думаю, что ты потрясающий, и я польщена, но моя жизнь сейчас и без того достаточно сумасшедшая.

— А когда жизнь не бывает сумасшедшей? Скажи мне. Туше [15], подумала она.

Она не знала, почему согласилась прийти на Устричный фестиваль в воскресенье. В последнее время она едва доживала до восьми вечера Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница, когда утомление охватывало ее. Дети больше не просыпались для ночного кормления, маленькое чудо, которое пришло точно в срок, как раз перед тем как она окончательно потеряла рассудок. И тем не менее обычный график требовал от нее жертв.

Однако ее брат Кайл хотел, чтобы она приняла участие, объяснив, что ежегодный фестиваль — ключевое событие для его покупателей и рестораторов. Они с отцом остановились у дома Сары. Как всегда, папа присел на корточки на полу с малышами. Он отдавался роли дедушки всем своим сердцем, и, несмотря на свой юный возраст, близнецы, похоже, осознавали, что в их жизни есть кто-то особенный Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница. Они встречали его воркованием, сучили ножками и дарили ему исключительно широкие улыбки.

Сара не дурачила себя, понимая, что растить двух мальчиков без отца — это вызов. И знание того, что папа и Кайл будут помогать ей с близнецами, было для нее бесценным даром.

Кайл показал ей пачку блестящих брошюр.

— Все любят идею домашних семейных праздников. Весь город примет участие. У праздника даже есть название — Устричный фестиваль бухты Мун.

— Если у тебя будет целый город, — сказала Сара, — тогда тебе не нужна я.

— Точно нужна. Просто будь веселой и очаровательной, — убеждал Кайл. — Ты можешь быть Устричной королевой.

Сара преувеличенно содрогнулась.

— Я думаю Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница, они приходят ради устриц.

— Они приходят ради всего, — объяснил ее отец.

— Дай им ключи от «Бухты Мун» и футболки и фартуки для чистки устриц. Я скоро буду.

— Все еще тревожишься о том, что подумают люди? — спросил Кайл.

Она бросила беглый взгляд на отца. Он занялся мальчиками, и его лицо ничего не выразило.

— Прошу меня простить, — сказала Сара.

— Перестань, — вскинулся Кайл. — Когда ты была маленькая, ты всегда ненавидела работу в семейном бизнесе, но теперь-то ты взрослая.

— Я ее не ненавидела. — Болезненное чувство охватило ее. Они никогда не говорили об этом раньше, однако, похоже, и отец и сын знали Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница.

— Кайл, достаточно, — твердо произнес ее отец. Сара перевела взгляд с отца на брата. Они были так похожи, эти двое, оба честные и тяжело трудящиеся, — и куда больше понимали ее беды, чем она им когда-либо позволяла.

— Он прав. Я была просто глупым ребенком.

— Ты была очень маленьким ребенком. И я хотел бы, чтобы я не заставлял тебя работать на устричной ферме. — Он взял Адама за ножку и поиграл с ним. — Никаких устричных ферм для тебя и твоего брата, молодой человек, это я обещаю. — Он ухмыльнулся Саре. — Быть отцом намного легче, чем быть дедушкой.

— Я могу сказать то же самое Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница о том, чтобы быть дочерью, — теперь, когда я стала матерью. Серьезно, мне хотелось бы, чтобы я делала больше. Семейный бизнес дал мне лучшее образование, которое можно купить за деньги. Я никогда этого не ценила. — Она сглотнула, чувствуя боль в горле. — Папа, мне так жаль.

Он поднялся с игровой площадки на полу, чтобы обнять ее. По кусочкам напряжение внутри ее ослабло и ушло. Прощение такая простая вещь, думала она, если ты ему покоряешься. Улыбаясь сквозь слезы, она потянулась к брату.

— У меня больше нет вшей, — сказала она, и он позволил ей себя обнять.

— Значит, это означает, что ты в Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница деле? — спросил Кайл.

— Только не заставляй меня становиться Устричной королевой.

В утро Устричного фестиваля отец Сары попросил ее встретиться с ним в гараже Гленна Маунгера.

— У меня для тебя сюрприз, — было все, что он сказал.

По дороге в гараж Сара завезла малышей к бабушке и тете Мэй. Они настаивали на том, что присмотрят за детьми весь день и вечер. Пришло время, сказали они. Сара не могла с ними спорить и не могла оспорить профессиональную компетенцию, с которой старые леди брались за дело. В конце концов она отдала мальчиков с чувством облегчения и благодарности.

Материнство определяло каждое мгновение ее жизни. Она погрузилась Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница в него и зачастую забывала выйти подышать воздухом. Ее доктор, озабоченный ее истощением, настаивал, чтобы она перевела их на искусственное вскармливание, и теперь они к тому же ели кашку. Когда она покинула дом бабушки, она заставила себя не оглядываться. Они в порядке, сказала она себе.

И конечно, так оно и было. Была даже какая-то симметрия в том, как старые леди-близнецы присматривали за мальчишками-близнецами.

Оказавшись предоставленной самой себе в первый раз после рождения детей, Сара чувствовала себя легко и странно, ничем не обремененной, хотя продолжала беспокоиться о том, что что-нибудь забыла. Когда она припарковалась у гаража Маунгера Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница и вышла, она минутку постояла у «мини», чувствуя себя слишком легковесной без обычных пеленок и детских одежек и без самих детей. Затем она сделала глубокий вдох и отправилась искать отца.

Гараж автомобилей и автосервиса существовал в Гленмиуре столько, сколько помнила себя Сара. Это было такого рода место, которое привлекало парней куда больше, чем женщин, может, именно поэтому ее отец проводил там так много времени. Гараж, похожий на амбар, имел отделения для починки автомобилей, сдававшиеся внаем, и сложный набор инструментов и оборудования. Старомодный музыкальный автомат играл старомодную музыку. Длинные стены были покрыты эмалированными надписями названий моторного масла и радиальных шин Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница, винтажными неоновыми часами и календарями и подсвеченными стеклянными полками, на которых стояли призы, которые Гленн выиграл на автомобильных шоу по всей стране.

В поисках отца она проходила мимо автомобилей в разной стадии починки, некоторые с открытыми двигателями, другие с недостающими частями или снятыми кузовами. В дальнем конце, омытый светом из открытой двери на бухту, стоял ее отец рядом с «мустангом». Его лицо сияло любовью и гордостью.

— Папа, это прекрасно.

Автомобиль сиял свежей краской цвета мака. Все хромовые части сверкали, словно зеркала, и верх был опущен. Видя автомобиль и выражение лица отца, Сара вспомнила множество мгновений из своего Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница детства — поездки в город с мамой, которая выглядела так роскошно в шелковом шарфе и темных очках, ее отец напевал в такт радио, а Кайл сидел рядом с ней на заднем сиденье.

— Я так рада, что вернулась, — сказала она отцу.

— Разве могло быть иначе, — ответил он, открывая ей дверь. — Поедем заберем твоего брата и Ла Нелл.

Двигаясь с королевским достоинством, они проехали по главной улице города в «мустанге». Сняв туфли, чтобы не испортить обивку, Сара и Ла Нелл уселись на заднем сиденье автомобиля с откидным верхом, махая руками, словно возвращающиеся домой королевы, когда они проезжали мимо толпы, которая собралась Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница на фестиваль. Сара откинула голову, чувствуя тепло индийского летнего солнца. «Видишь, мама? — подумала она. — Не о чем больше беспокоиться. Мы в порядке».

Хотя первоначально фестиваль был организован, чтобы создать добрые отношения между продавцом и покупателем, праздник распространился на весь город. В павильоне, установленном фирмой-поставщиком, Устричная компания бухты Мун представляла осенних устриц. Гости дегустировали сырые кумамото с лимонным соусом или с хреном, устрицы «Томалес» на гриле и барбекю, запеченные и вареные устрицы «Мэд-Ривер». Местный пивоваренный завод снабдил фестиваль отличным портером, который хорошо шел с устрицами в сливочном соусе и ржаным, душистым хлебом. Винный завод из Напы предоставил сухой мускадет Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница, еще один напиток, превосходно подходящий к устрицам. Цветочная ферма Боннеров предоставила украшения.

В городском парке развернулся пикник, соревнования на детском пляже и морская регата вокруг бухты. Рыболовецкий флот натянул фонарики на оснастке каждой лодки, и ансамбли с живой музыкой выступали весь день до поздней ночи.

Фестиваль был веселым и утомительным, как и обещали ее отец и брат. Часы проходили как в тумане, и девочка, которой когда-то была Сара, та, которая жалела, что она дочь устричного фермера, которая прятала свои обветренные руки, но не свое отношение, исчезла окончательно и бесповоротно, и ее исчезновение прошло незамеченным и без печали Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница. На ее месте оказалась достойная женщина, дочь и сестра, полная гордости и восторга от своей семьи.

Это не был превосходный день. Уилл не показывался. Не то чтобы он был обязан, повторяла она себе. Их отношения — такие, какими они были, — развивались черепашьим шагом, и на самом деле она не была уверена, развиваются ли они вообще. Кто-то сказал ей, что он наблюдал за Авророй на регате, поздравляя ее, когда она пришла к финишу, но Сара его не видела.

Так было лучше. Когда бы она ни была рядом с Уиллом Боннером, она чувствовала напряжение невыносимого желания, такого сильного, что это причиняло боль Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница. Он заставлял ее хотеть делать глупые вещи, но она теперь была матерью. Со своими двумя мальчиками, зависящими от нее, она не могла позволить себе делать ошибки.

К закату половина павильона была переделана под танцпол. Прибыл новый ансамбль, и музыканты принялись настраивать инструменты. Сара почувствовала, что она отчаянно нервничает. «Но в конце концов, — решила она, — зачем я купила себе великолепный наряд для этого вечера». Это было застегивающееся на спине бледно-голубое шифоновое платье на бретельках, с летящей юбкой, которая крутилась, словно цветочные лепестки. Подходящие туфли-лодочки заставляли ее чувствовать себя словно Золушка на королевском балу.

Раньше, в Чикаго, она чувствовала себя Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница пойманной в ловушку в своих великолепных нарядах, но теперь осознавала, что дело было не в нарядах. Проблемы была с ее старым «я», с жизнью женщины, которая думала, что знает, какой должна быть ее жизнь. В любом случае потеря Джека оказалась лучшим событием, которое с ней случилось, потому что, если бы не это, она никогда бы не изменилась сама.

Ее отец пригласил ее на первый танец. Несмотря на платье, она чувствовала себя неловко и странно, но, когда посмотрела на Кайла и Ла Нелл, которые забылись в объятиях друг друга, она поняла, что грация и стиль не имеют значения.

— Что тебя рассмешило Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница? — спросил отец, заметив ее улыбку.

— Людям нет дела до того, как выглядят другие, когда они танцуют, — сказала она.

— И это смешно?

— Смешно то, что я не осознавала этого раньше.

— Как с травмой шеи?

— Что?

— Ну ты знаешь, травма шеи. Оттого, что ты вертишь головой и пытаешься увидеть, не показался ли где Уилл Боннер.

— Ты с ума сошел, папа.

— О-хо-хо. Попробуй сказать об этом этому парню. — Ее отец повернул ее, и перед ними оказался Уилл. Он выглядел потрясающе в линялых «ливайсах» и отутюженной до хруста рубашке, его волосы были все еще слегка влажными после душа, а лицо Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница освещено улыбкой.

— Ох, — выдохнула Сара, чувствуя, что ее щеки заливает краска.

— Привет, — сказал он. — Потанцуешь со мной?

Отец вручил ее кавалеру и растворился в толпе, а она обнаружила, что кружится с ним среди танцоров.

— Ты прекрасно выглядишь, — промурлыкал он ей на ухо. Его руки охватили ее обнаженную спину.

Она едва не растаяла; прошло столько времени с тех пор, как кто-то говорил ей, что она хороша, и обнимал ее.

— Спасибо, — сказала она. — Это для меня большое событие. Я привыкла к футболкам и помочам.

— Ты одета по-настоящему прекрасно.

— Почему ты такой милый? — спросила она его.

— Ты бы Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница не спрашивала, если бы знала, о чем я думаю. — Он склонил губы к ее уху и прошептал предложение, которое заставило ее покраснеть до корней волос.

Она, беспомощная, уткнулась лбом в его плечо, когда музыка заиграла старую любимую мелодию, «Док оф зэ бэй». Было что-то одновременно ленивое и эротичное в том, как он двигался рядом с ней, и она забыла весь мир и отдалась ощущению, закрыв глаза и откинув голову. Их первый танец. Он наклонился и вдохнул запах ее волос, и это было восхитительное ощущение.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


documentavxosqj.html
documentavxpaar.html
documentavxphkz.html
documentavxpovh.html
documentavxpwfp.html
Документ Молодая художница Сара Мун была вполне счастлива, пока не застала мужа с любовницей. Наспех собрав вещи, она уходит из роскошного дома, еще не зная, что беременна, и уезжает в родные места, которые 20 страница